Д.Г. Новиков: «Игнорировать народную волю для этой власти стало недоброй традицией»

В интервью телеканалу «Красная линия» заместитель председателя ЦК КПРФД.Г. Новиков дал оценку событиям, связанным с референдумом о сохранении Союза СССР.

Елена Орлова: В 1991 году во время проведения референдума подавляющее большинство граждан проголосовали «ЗА» сохранение единой страны. Как вы считаете, когда народ голосовал за сохранение СССР, за что именно он выступал?

Дмитрий Новиков: Сейчас предпринимаются попытки сказать, что формулировка, вынесенная на референдум, была слишком сложна, и каждый голосовал за что-то своё. Это не соответствует действительности. Когда проходил референдум, когда шла подготовка к нему, все чётко понимали: придя на участок, ты либо голосуешь «ЗА», либо «ПРОТИВ» сохранения Союза. Именно так строили свою пропагандистскую работу и разные политические силы. Те, кто выступал за сохранение Союза, призывали сказать «да». Те, кто выступал за его разрушение, агитировали сказать «нет».

Но когда люди приходили на участки по проведению референдума, они не просто высказались в поддержку СССР, за территориальную целостность страны, хотя и за это, конечно, тоже. Они высказывались ещё и за сохранение того советского образа жизни, который им был очень дорог. Они высказывались за уважение к человеку труда, за советский патриотизм, за дружбу народов, за великую советскую культуру и взаимообогащение культур, за сохранение единого культурного пространства.

Конечно, они голосовали и за те права, которые приобрели в годы Советской власти. Это ведь миф, что Советский Союз тема прав человека не интересовала. В СССР была своя концепция прав человека, когда главными считались наиболее сущностные права: право на жизнь, право на труд и на отдых, право на жильё, право на образование и качественное здравоохранение. И этим правам, их защите уделялось очень большое внимание.

Вот за всё это, за всё, что прошло проверку временем и было дорого советским гражданам, включая и общую победу многонационального народа над фашизмом, и выход в космос, — за всё это голосовали люди, идя на референдум. И как мы видим, проголосовали. Они сделали это, несмотря на активную пропаганду против сохранения Советского Союза со стороны разного рода политических сил. Результат в 78%, согласитесь, это очень высокий показатель.

Елена Орлова: Ведь итоги референдума фактически имели статус закона прямого действия…

Дмитрий Новиков: Да, совершенно верно, существовал закон о референдуме. На основании этого закона и проводилось голосование. В нём было чётко записано, чёрным по белому, что результаты референдума имеют силу прямого действия. И отменить их можно было только новым референдумом. Никто другой, ни Съезд народных депутатов, ни Верховный Совет, ни президент — никто не был вправе отменить результаты голосования. Напротив, все структуры государственной власти обязаны были исходить из того, что воля народа выражена, её необходимо защищать и отстаивать.

Елена Орлова: Власть должна была исполнить волю народа. Но этого не было сделано. Как вы считаете, почему народ этому не противостоял?

Дмитрий Новиков: Вы знаете, это достаточно расхожее убеждение, что народ не противостоял. Но надо повнимательнее вспомнить события того времени.

Конечно, в годы перестройки, к началу 90-х, КПСС многими уже не воспринималась как авангард общества. Партия расслаивалась на разные политические силы. И в этих условиях ей, конечно, было трудно возглавить процесс борьбы за сохранение СССР. Тем не менее, внутри партии зрели те силы, которые могли это сделать. Но понимали это и противники Союза, противники партии. Это понимали антисоветчики разных мастей. И именно поэтому ситуация августа 1991 года, образование ГКЧП и всего, что за этим последовало, была использована для того, чтобы КПСС запретить.

Однако, несмотря на отсутствие крупной организующей силы, люди не безмолвствовали, не молчали. Так, 7 ноября 1991 года, когда компартия уже была запрещена, в Москве, тем не менее, люди вышли на демонстрацию путём самоорганизации. Главные лозунги были в защиту Советского Союза и за сохранение социальных прав и гарантий.

23 февраля 1992 года. Беловежский сговор уже состоялся. В Москве, по Тверской, проходит демонстрация. Между прочим, разогнанная силой. Среди лозунгов — также лозунги за Советский Союз.

17 марта 1992 года, в первую годовщину референдума о сохранении Союза, проводится Всенародное вече на Манежной площади. Огромная масса людей заполняет всё её пространство. Опять-таки, среди важнейших требований — за Советский Союз.

Всё это — конкретные факты того, как люди выступали за сохранение единого государства. Это было затем не единожды. Причём всё чаще и чаще выступления подавлялись силой. Высшей точкой этой борьбы стали события октября 1993 года в Москве. Тогда тех, кто выступал в защиту Советской власти, за восстановление Союза, расстреляли с помощью танковых орудий.

Так что борьба была. Это была борьба граждан именно за то, за что они высказались в ходе всенародного референдума.

Елена Орлова: За невыполнение решений референдума у союзного руководства были все правовые рычаги, чтобы привлечь к ответственности, и административной, и уголовной, тех людей, кто уничтожил СССР. Но сделано этого не было. Как Вы считаете, почему?

Дмитрий Новиков: Знаете, уже в те годы довольно много людей, причислявших себя к политической элите, к культурной элите, начали исходить из логики: «Народ не всегда прав». Истину в последней инстанции они оставляли за собой. Из этого они и исходили в своей практической деятельности.

В референдуме ведь не приняло участие шесть союзных республик. Это была Армения, Грузия, Молдавия и три прибалтийских республики. Но ведь это было прямое нарушение действовавшего законодательства. То есть, строго говоря, тот же Горбачёв, как гарант советской Конституции, был обязан призвать виновных к ответственности. Буржуазно-националистические власти этих республик, придя к руководству под демократическими лозунгами, вдруг отказали гражданам в нормальном демократическом праве. Они отказались проводить референдум, то есть не дали людям возможность прийти и бюллетенем выразить свою волю. Это было и нарушением гражданских прав, и нарушением закона.

Горбачёв не просто был в праве, он был обязан призвать этих людей к порядку. Они должны были понести уголовную ответственность. Поскольку Горбачёв этого не сделал, то он сам является уголовным преступником, нарушившим законы страны Советов. Не случайно свежий опрос ВЦИОМ говорит о том, что сегодня 24% наших соотечественников считают Горбачёва преступником. Они считают абсолютно правильно, потому что он нарушил действовавшие законы.

Эта череда преступлений продолжилась в декабре того же 1991 года. Когда Ельцин, Кравчук и Шушкевич собрались в Вискулях, в Белоруссии, и подписали Беловежские соглашения, они тоже действовали вразрез с законодательством. Конституционный орган СССР – аналог сегодняшнего Конституционного суда – прямо указал, что Беловежские соглашения нарушают законы Советского Союза и Конституцию СССР. И опять Горбачёв был обязан призвать к порядку зарвавшихся деятелей, но снова этого не сделал. Поэтому, также как Ельцин, Крачвук и Шушкевич, он несёт полную ответственность за то, что произошло с нашей страной, за разрушение Советского Союза.

Вот вам примеры того, как действует эта концепция, что народ не всегда прав. Мол, мало ли что вы там высказали на своём референдуме, а мы поступим так, как считаем нужным. Референдум только прошёл, начинается Ново-Огарёвский процесс. Он должен был подготовить подписание нового союзного договора. Но ведь ряд участников Ново-Огарёвского процесса, тот же Ельцин от России, например, не решали задачу, как выполнить результаты всенародного референдума. Они решали иную задачу, как пересмотреть результаты этого волеизъявления.

Надо сказать, что традиция прикрываться демократическими нормами и мнением людей, но их игнорировать, получила с тех пор дальнейшее развитие в нашей стране. С 1993 года никаких референдумов в Российской Федерации не проводилось. Примерно десять лет назад КПРФ инициировала проведение референдума по важнейшим вопросам жизни страны. В России уже действовал закон о референдуме. Процедура в нём была прописана очень сложная. Когда мы создали инициативную группу, и стало ясно, что КПРФ в состоянии справиться со всеми законодательными препонами, закон тут же был пересмотрен, а процедура проведения референдума многократно усложнена.

Сегодня право на референдум в Конституции записано, но реализовать его фактически невозможно. Закон носит запретительный характер. Ограничений в нём очень много. Нельзя проводить референдум в течение года до федеральных выборов и в течение года после. А у нас федеральные выборы не только думские, но и президентские. Посчитайте, и у вас уже мало что остаётся. Но есть и целый ряд других ограничений.

Так что новая власть, стрелявшая по Верховному Совету в октябре 93-го года, не только тогда игнорировала народную волю. Она и сегодня не собирается слышать народ, если его мнение не соответствует её интересам.

Видеозапись интервью можно смотреть здесь:
http://www.rline.tv/programs/temy-dnya/video-92266/

Похожие новости

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments