Заявления министров наводят на мысль: за последствия людоедской реформы они отвечать не собираются

Несмотря на многочисленные массовые протесты населения, в прошлом году в России все же было продавлено решение о постепенном повышении возраста выхода на пенсию для женщин и мужчин с 55 и 60 до 60 и 65 лет соответственно с 1 января 2019 года. Однако буквально на днях глава российского Минэкономразвития Максим Орешкин сделал настораживающее заявление. В частности, он сообщил, что новое повышение пенсионного возраста в России не «прогнозируется» раньше 2036 года.

«Реформа сконструирована так, чтобы в ближайшее десятилетие этот вопрос больше не поднимался. В нашем прогнозе до 2036 года и в готовящемся в Минфине бюджетном прогнозе дальнейшее повышение пенсионного возраста не предусмотрено», — приводят его слова СМИ. При этом чиновник подчеркнул — индексация пенсионных выплат выше инфляции (на 7%) в начале 2019 года не была бы возможна без этой пенсионной реформы.

При ознакомлении с этим высказыванием сразу же возникает два вопроса. Первый — если Орешкин пообещал, что до 2036 года повышение пенсионного возраста не прогнозируется, то зачем тут же уточнять, что вопрос не будет подниматься в ближайшие 10 лет. Если на дворе 2019 год, получается, повышение пенсионного возраста вновь станет актуальным насущным уже в 2029 году? А ведь завершение уже начавшейся реформы планируется только в 2034 году. Второй вопрос — принимая во внимание рост профицита бюджета, увеличение Фонда национального благосостояния и сверхдоходы от высоких цен на нефть, неужели других источников для индексации пенсий в 2019 году на 7% не нашлось?

Ситуацию прокомментировал лидер КПРФ Геннадий Зюганов: «Власти, по сути дела, заговорили о возможности дальнейшего повышения пенсионного возраста. После 2036 года оно может затронуть тех, кто сейчас моложе 45 лет. И пусть пока речь идёт о „далёкой перспективе“, „окно Овертона“ приоткрыто», — написал он в Twitter.

— Вообще это все, — иронизирует доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков, — сильно напоминает анекдот о том, как человека приговорили к повешению через 10 дней, а священник его утешал тем, что через три-то дня тот все-таки будет еще жив. Хотя сделали-то они максимум того, что было возможно. Ведь если учесть данные статистики, что у нас в 2017—2018 годах повысилась смертность и упала рождаемость, значит, должна упасть и средняя продолжительность жизни. А именно средняя продолжительность жизни и была основным аргументом при повышении пенсионного возраста. Они потому так и спешили, что все прогнозы указывали на то, что продолжительность жизни будет падать.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments