Мост между прошлым и будущим?

Первое впечатление остается неизгладимым: гигантская панорама Крымского моста, самой протяженной в Европе транспортной переправы. Она рельефно просматривается с набережной в Керчи. Первый из двух мостов, автотранспортный, готов, по нему открыто движение. Второй, железнодорожный, продолжает круглосуточно строиться.

Сегодня в России это строительство №1. Раньше такие большие стройки назывались ударными комсомольскими. И на Крымском мосту большинство работающих – молодежь. Да, здесь нет навязчивой идеологизированной риторики и призывной мобилизующей наглядной агитации. Но нет и портретов ударников, не видно имен передовиков, боевых молний о рекордных результатах, так привычно бросавшихся в глаза на строительстве Братской ГЭС. Тогда у нас главными фигурами были бригады и бригадиры. Мы искренне гордились моральными поощрениями – переходящими вымпелами, почетными званиями, своими героями труда.

На строительстве Крымского моста все выглядит сугубо деловито, все заранее тщательно выверено. Насколько возможно – четкая организация работы: заказчик–подрядчик–субподрядчик. Новейшая техника, передовые технологии, включая компьютерно-лазерные процессы. Жесткая трудовая дисциплина, исключающая прогулы, пьянство, расхлябанность. Работают по 12 часов, включая время на завтраки, обеды и ужины.

Общежитие, составленное из безликих модулей, в комнатах с четырьмя двухъярусными нарами, здесь же, рядом – в строительном городке – и пристально охраняется от проникновения посторонних. Душ и желанный сон до следующей смены. И так каждый день, по графику вплоть до конца строительства.

На строительстве Братской ГЭС более полувека назад мы жили в палатках и бараках, только позже – в благоустроенных общежитиях из бруса, сохранившихся до наших дней. Мы соперничали за лучшую комнату, а в красном уголке устраивались запоминающиеся чаепития, конечно же, танцы, комсомольские свадьбы. На Братской ГЭС был создан клуб интернациональной дружбы и появился журнал «Глобус», выходящий, кажется, и в настоящее время. Здесь же, у двух морей, в модульных общежитиях на строительстве великого моста хотелось бы ощутить больше теплоты, ласковости и заботы. Нетрудно ведь встретить очередную вахту работающих, скажем, бодрым маршем, а на сон включать сентиментальную «Серенаду» Шуберта. Можно предложить что-то другое, с человеческим теплом. Дорогих расходов здесь нет.

Что двигало нами тогда, 60 лет назад, профессиональными строителями и комсомольцами-добровольцами по призыву, специалистами по распределению, демобилизованными воинами и одинокими романтиками? Нас всех при скромных зарплатах объединяла романтическая вера в светлое будущее. Без громких слов. Главным было исполнить свой гражданский долг, зная, что Братская ГЭС очень нужна стране. Я отчетливо помню, как люди гордо представлялись: «Я – строитель Братской ГЭС».

На Крымском мосту меня не переставала беспокоить мысль, что большинству работающих здесь, в первую очередь молодежи, нужен умный и добрый наставник, чтобы помочь разобраться в смыслах грандиозного строительства. Мост соединил два берега Керченского пролива, но вот объединил ли он тысячи строителей буквально со всей России: из Приамурья и Астрахани, из Оренбуржья и Краснодарского края, из Волгоградской, Московской, Ивановской областей, Брянщины и Санкт-Петербурга? Что привело их сюда? За всех не скажу, но мотивация подавляющего большинства только одна – рабочее место и зарплата для проживания. Здесь деньги далеко не бешеные, в среднем 40–50 тысяч. Но в родных местах – далеко или близко, откуда приехали эти строители, – заработки гораздо меньше, в лучшем случае – 15–18 тысяч, потолок – 20 тысяч рублей.

Конечно, у мостостроителей есть интерес к своему творению. Говорят, что это самый крупный в Европе мост. Для кого-то Крым станет ближе, а местным жителям станет удобнее сообщаться.

И все-таки нет осознания историчности происходящего. Понятно, поглощенность напряженным трудовым графиком, озабоченность справедливой заработной платой и тем, чтобы начальство не кинуло бы с премиальными и командировочными. Не остается места для размышлений, понимания смысла того, что сооружается твоими руками не просто нужная транспортная переправа, а мост из древнего Пантикапея – столицы Боспорского царства, нынешней Керчи, к Тамани, загадочной столице Тмутаракани. И происходит это в нашу жестко противоречивую российскую реальность с углубляющимся неравенством по доходам, по качеству жизни, по всему. И что же, строящийся мост ничего не изменит? И в будущем следует смириться с этой несправедливостью?

А каковым оно, будущее, представляется строителям-подвижникам на Крымском мосту? Кажется, об этом не размышляют. При таких изматывающих темпах работы не каждый строитель, оставаясь наедине с самим собой, сумеет настроиться на философские размышления о взаимосвязи прошлого и будущего. Скорее всего, они задаются одним лишь вопросом: «Куда потом, после строительства моста?» И большинство отвечает так: «Начальству виднее… Лучше на севера, там больше платят…» Вот так.

У нас тогда была другая идея и не было вопроса, куда двигаться после Братской ГЭС. Не туда, где заработная плата больше, а туда, где мы нужнее. Нужно было строить здесь же новый город Братск, лесопромышленный комплекс, алюминиевый завод. Или дальше по Ангаре, Усть-Илимскую и Богучанскую гидростанции… Или на Енисей, на Саяно-Шушенскую ГЭС, на Чиркейскую в Дагестане, Нурекскую в Таджикистане, Ингури ГЭС в Грузии. Или начинать строительство Зейской ГЭС в Приамурье. Нас, строителей и монтажников, ждали повсюду в стране. Сейчас иные ценности труда: вместо романтики и морального поощрения утвердились повседневно востребованные будничные приоритеты. Вот эта будничность и глушит всё.

И все же, если осмыслить все увиденное – громадное строительство и стремительные темпы, новейшие технологии и тысячи людских судеб, то зримо чувствуешь, что 19-километровый Крымский мост стал символом державного могущества России. Без неуместного пафоса оправданно сказать, что именно здесь самими его строителями в поте лица зарождается столь нужная для российской духовности объединяющая идея, связывающая отечественное прошлое с прорывом в будущее, без наивных иллюзий и ожиданий. Идея проста: Россия призвана быть могущественной, справедливой и единой. Чем раньше мы сосредоточимся на этом, тем лучше. Главное – не расслабляться. Крымский мост – только начало.

Спасибо проектировщикам и всем строителям: от больших начальников до разнорабочих. Всем благодарность, и надеюсь на памятную медаль каждому. Вам обязательно посвятят свою лучшую песню композитор Пахмутова и поэт Добронравов, написавшие много памятных строк. Помните: «Жила бы страна родная, и нету других забот».

В напутствие вам – оптимизм и непреходящая романтика от комсомольца-добровольца строителя Братской ГЭС.

строитель Братской ГЭС
с 1958 по 1963 год,
доктор философских наук, профессор

Наум БЕРКОВИЧ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments