Пенсионная реформа Путина: Народ «нагнули», зато олигархам угодили

Своими поправками к пенсионному законопроекту, которые Владимир Путин внес накануне в Госдуму, президент окончательно взял политическую ответственность за реформу на себя. Превратился в этакий «гвоздь» на котором держится в государстве буквально всё.

Такого же мнения придерживается все больше россиян. Согласно опросу Центра исследований политической культуры России, после пенсионного телеобращения Путина в стране резко — с 15 до 26 процентов выросло число тех, кто считают главным проводником непопулярных изменений именно президента. При этом число непримиримых противников реформ снизилось с 71% до 51%.

Поправки Путина — это лишь способ закамуфлировать людоедский характер пенсионной реформы. Ведь большинства населения они не коснутся. А вот возраст повысят всем.

Характерно, что в поддержку президентских пенсионных новаций высказалисьглавы Ростеха, «Роснефти», «Росатома» и «Транснефти» и, конечно, «национального достояния» — «Газпрома». Кто бы сомневался: начальники-богатеи выступили против народа единым фронтом.

Депутат Госдумы от КПРФ Вера Ганзя свидетельствует — народ настроен решительно.

— То, что поправки, смягчающие реформу, будет вносить сам Путин, было совершенно ожидаемо. Потому что до этого были предприняты изменения в нормативно-правовых актах, которые позволяли именно президенту вносить поправки в законопроекты, внесенные правительством РФ.

Но, так как Путин гарант Конституции, то люди ждали, что президент разнесет в пух и прах правительство и Госдуму и вернет все на круги своя. Этого не случилось, и народ теперь начинает прозревать, что за этой реформой стоит не только правительство и Госдума, но и Путин.

Поэтому сейчас все чаще звучат лозунги «президента в отставку!» Я сама присутствовала на митингах и слышало это. И «правительство в отставку!» тоже.

Кстати, по своим встречам я не вижу, что люди успокоились после выступления Путина. Наоборот — очень негативная реакция. Просто горькое разочарование у населения. Поэтому борьба не закончена.

«СП»: — Что теперь будет с пенсионным законопроектом?

— Сама концепция законопроекта не изменилась. Мы, КПРФ, будем предлагать свои поправки. Их сотни. В том числе об отказе от регрессивной шкалы отчислений в Пенсионный фонд (сейчас с высоких зарплат отчисления ниже — авт.).

По мнению координатора «Левого фронта», публициста, к.и.н. Алексея Сахнина, Путин больше не может скрывать олигархическую сущность власти.

— Путин всегда был и остается иконой того режима, который существует в России. При этом режим всегда носил олигархический характер, но в некоторые годы была такая замечательная коньюнктура, что она позволяла в большинстве случаев маневрировать и уходить от решений, которые вызвали бы взрыв недовольства. Исключение — монетизация льгот.

Сейчас же, в условиях кризиса возможность маневра сократилась. Вот и принимается «долгожданное» решение, о котором говорили давно и которое готовили, цинично откладывали, чтобы разрешить электоральные задачи — переизбрать Путина. Естественно, это вызывает недовольство.

«СП»: — Некоторое время казалось, что отвечать за реформу поставлен Медведев…

— Российские власти пытались сначала справиться чисто политтехнологическими мерами. Пауза с реакцией президента — попытка снять с него ответственность за реформу, а потом выставить его радетелем за народ, смягчающим ее условия… Раньше это срабатывало. Но нельзя обмануть жизнь.

Возможность бонапартистского маневра, когда олигархическая политика смягчается вбрасываемыми нефтяными деньгами, исчезла. Лично с Путина снять эту ответственность невозможно, как невозможно подавить недовольство в долгосрочной перспективе.

И тут дело вовсе не в том, что люди устали от политического бренда «Путин», о чем пишут либеральные аналитики, а в том, что меняется социальная реальность. Политика, которая раньше не требовала прямого наступления олигархии на интересы большинства, теперь ее требует. И мы видим, что Путин приносит интересы большинства в жертву олигархии не задумываясь.

Мы же помним, как в начале года было обещание властей компенсировать олигархам их потери из-за санкций. Теперь возникший в связи с этим дефицит ресурсов пытаются восполнить за счет пенсионеров. Это очевидно классовое решение, которое людьми рано или поздно будет понято.

«СП»: — Иногда кажется, что люди готовы дать Путину карт-бланш на все, что угодно…

— Лояльность к Путину с точки зрения людей — это уступка реальности. Это не искренняя любовь и никогда ею не была. Это компромисс. Теперь этот компромисс исчерпан. Причем сверху, а не снизу. В какой конкретно момент эта социальная парабола распадется и выльется на улицы, мы не знаем, но тенденция очевидно такая.

«СП»: — Возможно ли в Европе, идти на выборы, скрывая от избирателей свои намерения, как это сделал Путин?

— Хотел бы сказать, что нет, но, к сожалению, такое возможно. Сейчас в Швеции, где я нахожусь, предвыборные кампании партий камуфлируются под какие-то абстрактные образы. Например, лидер Консервативной партии идет на выборы и мы не знаем о нем ничего, кроме того, что он хочет стать премьер-министром. Это сознательная линия. В этом смысле Путин и его политтехнологи учатся у своих западных коллег. Хотя они и пытаются представить Россию как моральную антитезу Западу.

— То, что Путин взял на себя ответственность за пенсионный закон, означает, что в его администрации больше нет опасений за снижающийся рейтинг президента, — уверена экс-депутат Госдумы Дарья Митина. — Это признак того, что Путин на выборы больше не собирается, у него последний срок, и он больше не заботится об искусственном накачивании своего рейтинга.

Он даже не столько взял на себя ответственность, сколько стукнул кулаком по столу и прекратил все дальнейшие дискуссии. Путин сказал: «Госдума и общество — не место для дискуссий. Как я сказал, так и будет». Иначе, нас ждали бы дебаты в парламенте, в Трехсторонней комиссии по трудовым отношениям и т. п.

По этой причине и митинги протеста пошли на спад. Люди понимают, что слово президента у нас последняя инстанция и дальнейшие разговоры утрачивают смысл. Теперь дальнейшие действия могут носить только не правовой характер. Это акции гражданского неповиновения, массовые акции протеста с беспорядками.

«СП»: — Социологи фиксируют некоторый спад недовольства реформой…

— Поддерживать эту реформу могут только те, кто вообще ничего не понимает. Думаю, в реальности против реформы вовсе не 50, а все 95 процентов. Даже действующие пенсионеры, хотя их реформа не коснется, и то беспокоятся. У них же дети, внуки, они понимают, что это чистой воды ограбление. Их на мякине не проведешь.

Я сейчас нахожусь в Казани и ко мне, как к любому человеку из столицы, подходят с вопросами «что вы там в Москве затеяли?» Население понимает, что об него цинично вытерли ноги. Просто раньше ответственность размазывалась, а теперь им объяснили, что президент у нас главный, «башкан», авторитет и как он сказал, так и будет.

Журналист, автор расследований о чиновниках и олигархах Сергей Ежовсчитает, что соратники Путина по власти полностью растеряли свой политический капитал.

— Появление Путина на телеэкране дало некий терапевтический эффект для пенсионной реформы, но оказался токсичным лично для президента. Псевдоуступки критикам повышения пенсионного возраста скорее продемонстрировали уязвимость всей кремлевской конструкции, чем явили нам разумного и склонного к эффективным компромиссам главу государства.

Дело в том, что весь имидж Путина построен на образе брутального политика, если и вступающего в переговоры, то только о капитуляции противника. Что хорошо для лидеров по европейским лекалам, то «смерть» для русских.

Поэтому если для небольшой части населения «смягчение» реформы стало уже достаточным основанием возрадоваться, то для других явило совсем другого президента: до конца не уверенного в принимаемых решениях и готового прогнуться. Ну, а третьих убедило в разыгранной комбинации с изначально запланированными успокаивающими мерами: такие граждане уже справедливо могут чувствовать себя оскорбленными обманной игрой.

«СП»: — И что теперь?

— Теперь за все негативные последствия реформы Путин несет личную ответственность. Дистанцироваться уже не получится. Но это не просто смелое стремление, как сразу же заговорили прокремлевские политологи, а неизбежность. Если можно было бы бросить на амбразуру какого-нибудь Медведева или Володина, Путин с радостью бы это сделал. Но они уже не годятся: все другие члены команды уже почти банкроты с нулевым политическим капиталом.

В свою очередь экономист, координатор экспертного центра Конфедерации труда России Алексей Гаскаров напомнил, что обоснование пенсионной реформы со стороны властей совершенно не годное.

— Когда Путин выступал, он приводил статистику, что у нас на одного пенсионера приходится 1,2 работающих. Но это не так. По данным Росстата, соотношение один к двум. Но цифру 1,2 можно получить, только если признать, что у нас 35−40 процентов зарплат находятся в серой зоне и с них не платятся взносы.

Если бы они увеличили собираемость пенсионных взносов хотя бы на 40 процентов, это уже закрыло бы дефицит в Пенсионном фонде, который в 2018 году составляет 650 млрд рублей. А если собирать все, то можно собрать 2,5 трлн рублей. Но власти про эту проблему не говорят вообще. Почему?

«СП»: — Да, почему?

— Думаю, власти понимают, что у нас бизнес не доверяет государству. Налоги платить не хотят и считают, что это нормально. А государство эту ситуацию принимает. И Путин, говоря про пенсионную реформу, подтверждает этот консенсус между властью и бизнесом. Мол, бизнес не лезет в политику, а в обмен бизнесу позволяется не платить полностью налоги.

Эта система не эффективна. Бизнес действительно порой неконкурентоспособен. Так, малый бизнес не в состоянии конкурировать с монополиями, розничными сетями. Не пытаясь исправить институциональные проблемы, власти принимают решения, которые в основном идут не в пользу населения. В какой еще стране можно одновременно увеличить НДС и повысить пенсионный возраст?!

«СП»: — Российский капитализм…

—  Например, в Европе если к власти приходит правое правительство, оно повышает пенсионный возраст, сокращая расходы бюджета, если левые приходят повышают налоги, чтобы увеличить социальные расходы. Эти меры непопулярны либо у одной, либо у другой части населения. Одновременно этого никто не делает — это уничтожит политическую силу. А у нас делают все сразу.

Ради этого Путин теперь жертвует своим рейтингом, который приходится восстанавливать с помощью новой телепрограммы Владимира Соловьева. Но это же самый настоящий культ личности! К сожалению, несмотря на драконовские реформы, я не вижу какой-то существенный подъем самосознания граждан. Многие начинают думать только о выживании и отвлекаются от политической повестки.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments