Правительство России в закрытом режиме готовит сделки по приватизации государственных компаний. Такое заявление на Всемирном экономическом форуме в Давосе сделал министр экономического развития Максим Орешкин.

При этом он не дал никакой конкретики, относительно того, о каких именно активах может идти речь, и с кем ведутся переговоры об их продаже. По словам Орешкина, обсуждение подобного рода сделок не должно проходить в публичном формате. Министр лишь уточнил, что переговоры ведутся, в том числе, с иностранными инвесторами.

«Есть целый ряд активов, которые станут позитивными для российской экономики, если туда поступят дополнительные инвестиции также и со стороны иностранных партнеров», — заявил глава МЭР.

Напомним, ранее экономисты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) посоветовали государству продать свои доли во всех компаниях сектора экономики. По результатам проведенного десятилетнего мониторинга (2006−2016), эксперты пришли к выводу, что частные компании опережали государственные по размерам дивидендов и уровню рентабельности капитала. По их мнению, причина отставания госкорпораций в их социальной нагрузке, к примеру, в необходимости снижения цен для отдельных категорий клиентов и использования неэффективного российского оборудования.

Несмотря на то, что новость об этом прошла практически незамеченной, стоит отметить, что дальнейшее развитие ситуации неизбежно вызовет массу вопросов у населения России: как так продать иностранцам госкорпорации? Понятно, что речь идет, скорее всего не о «Ростехе» или «Роскосмосе», но все равно звучит диковато на фоне все нарастающей напряженности в отношениях с Западом, слухов о сдаче японцам Курил и т. д. Правительству неизбежно придется выработать продуманную информационную политику по этой теме, чтобы не вызвать массовое возмущение в обществе.

Возникают и другие вопросы: неужели приватизация единственное средство решения проблем неэффективности госкорпораций? И почему решать их так срочно потребовалось именно сейчас?

— Деньги кончились. Надо продавать что-то, что еще можно продать. Это и есть логика правительства, — убежден профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук Андрей Манойло.

«СП»: — Эксперты РАНХиГС убеждены, что частные компании опережали государственные по размерам дивидендов и уровню рентабельности капитала. Так ли это? Кроме приватизации, тем более, иностранцами, есть еще варианты решения проблем госкорпораций?

— Нельзя в таких решениях опираться на умозрительные аналитические рассуждения «экспертов» РАНХИГС. Это — аналитика, сделанная по одному или двум-трем факторам, а, следовательно, упрощение. Ни один из этих экспертов сам госкорпорацией не руководил — как он может судить об их эффективности? Госкорпорации — это не ларьки с мороженным, не Дорогомиловский рынок, это инструмент реализации власти и политики государства. В этом их предназначение, а не в норме прибыли. И само заключение этих экспертов при всех вложенных миллионах в это исследование поражает своей банальностью: надо все продать. Да любой третьеклассник в московской школе выдаст такое же заключение вообще бесплатно для госбюджета. А Орешкин этому верит и даже пытается как тот это обосновать перед уставившимися на него в шоке иностранными дельцами. Пусть «эксперты РАНХИГС» лучше на кошках тренируются.

«СП»: — Насколько близко можно подпускать иностранцев к управлению госкомпаниями? Не навредит ли это России?

— Нельзя вообще подпускать. Представьте себе Росвооружение или Рособоронэкпорт под руководством совета директоров из граждан США, Великобритании и голландцев. Смешно? Не очень. А такое вполне может случиться. Потому что тот же Орешкин — это не руководитель-организатор, это человек, занимающийся аналитической работой. И таких в правительстве воз и маленькая тележка.

«СП»: — Почему, по-вашему, на самом деле подробности переговоров не афишируются? Зачем тогда вообще о них говорить?

— Не афишируются, потому что понимают, что восторга у думающей части населения это не вызовет. Это как с нынешними переговорами с Японией: неизвестно, где бы сейчас были острова, если бы не простодушное и непосредственное поведение Абэ, проговорившегося о будущем содержании переговоров своим СМИ. Он и не думал, что это говорить нельзя — ему просто этого не сказали. То же самое и с продажей госкорпораций: не исключено, что иностранцы будут очень упираться и не желать приобретать токсичные активы, и им придется давать взятки, как в истории с продажей Аляски. А взятки — это процесс творческий, много денег можно освоить. Да еще откат потому получить от приобретателей долей, купивших их по цене в два-три раза меньше реальной (а как иначе, скажут ребята типа Орешкина, активы-то токсичны, их не продать — их реальная рыночная стоимость меньше стоимости по БТИ).

«СП»: — Кстати, как все это воспримет общественность? Не ударит ли в очередной раз по рейтингу власти?

— Я вообще не понимаю близорукости тех, кто раз за разом такого рода действиями подрывает престиж власти и рейтинг доверия президента. Каждая из таких «инициатив» — это не что иное, как полноценная диверсия под институт президентской власти. Когда такие диверсии идут одна за другой — это смертельно опасно и для президента, и для страны. Потому что однажды эффекты от каждой из подобного рода «инициатив» (повышения НДС на 13% — именно на 13, а не на 2; рост цен на бензин и на продукты; цирк с «социальной нормой» на электроэнергию; странные «переговоры» по Курилам; и т. д.) сойдутся в фокусе, мало никому не покажется. И крайним станет президент, а все остальные спрячутся за его спину и пропищат: мы здесь ни при чем, мы просто выполняли приказы. И аналитику готовили, которая оказалась неправильной. Если эту волну безответственных решений не остановить, то дело дойдет до продажи Крыма. А деньги в бюджет РФ можно найти, радикально сокращая расходы на содержание госаппарата и разного рода лоббистов.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments

от Юлия