Севастополь, “обласканный” царской свободой

 8 убитых, 50 раненых.

110 лет назад, 18 октября 1905 года, возле Городской  тюрьмы Севастополя, располагавшейся рядом с I горбольницей, царскими войсками была расстреляна манифестация рабочих, солдат и матросов, требовавших освобождения политзаключённых.

С этого события начиналась Революция 1905-1907гг. на Юге России.

Царь испугался,
Издал манифест:
«Мёртвым – свобода,
Живых – под арест».

       П.Арский

Первое революционное выступление трудящихся Севастополя против царизма произошло 18-20 октября (31 октября – 2 ноября по нов.ст.) 1905г. в ходе Всероссийской октябрьской политической стачки и обнародования царского манифеста «О свободах» от 17 (30) октября 1905г.

Со времени восстания декабристов (1825г.), освобождения крестьян от крепостного права (1861г.) и убийства народовольцами царя Александра II (1881г.) Россия не знала таких глубоких внутренних потрясений, какими был ознаменован 1905г. События одно значительнее другого сотрясали Российскую империю с первых дней этого года.

Громом прокатилось по стране известие о позорной сдаче Порт-Артура и бесславном потоплении остатков 1-й Тихоокеанской эскадры на его внутреннем рейде. Через считанные дни всеобщая рабочая стачка парализовала заводы Петербурга, а вслед за ней Россию потрясло неслыханное по жестокости преступление царизма – «Кровавое воскресенье 9 (22) января». Царский режим, испугавшийся мирного шествия своих подданных, расстрелял, изрубил и растоптал копытами лошадей сотни рабочих, женщин и детей, пришедших просить у царя защиты и помощи в их тяжёлой жизни.

9 января – этот, по выражению В.И.Ленина, «великий урок гражданской войны», стал первым днём начавшегося отрезвления народа, отшатнувшегося от веры в «царя-батюшку», началом русской революции.

В январских стачках участвовало свыше 444 тысячи рабочих. То в одной, то в другой губернии вспыхивали крестьянские восстания, в городах не прекращались столкновения демонстрантов с полицией и войсками.

В феврале 1905г. русская армия потерпела поражение в сражении с японскими войсками в Маньчжурии под Мукденом.

А затем, в мае – Цусимская катастрофа с её 5-ю тысячами жертв, гибелью почти всей 2-й и 3-й Тихоокеанской эскадры, позорной сдачей немногих уцелевших кораблей и 10-ю тысячами пленных.

Разгоревшаяся в начале октября 1905г. всеобщая политическая стачка, в которой участвовало более 2 млн. человек, новые волнения среди солдат, разгромы помещичьих усадеб крестьянами и начавшаяся в ряде городов борьба на баррикадах заставили царизм, практически уже не имевший надёжных войск для установления военной диктатуры, пойти на уступки.

17 (30) октября 1905г. был оглашён Манифест Николая  II «Об усовершенствовании государственного порядка». В соответствии с его положением предусматривался созыв Государственной Думы – первого в истории России избираемого законодательного собрания, без одобрения которого «никакой закон не мог воспринять силу». В Манифесте 17 октября царь обещал ввести гражданские свободы совести, слова, собраний и союзов, неприкосновенности личности, расширить избирательное право, созвать Государственную Думу, предоставив ей законодательные права. Это была, по выражению В.И.Ленина, «первая величайшая победа революции» (Полн. собр. соч., том 12, с.27).

Вместе с тем ЦК РСДРП (большевиков) выпустил 18 (31) октября 1905г. воззвание «К русскому народу», в котором разоблачил лживость царских обещаний в Манифесте от 17 октября. «Самодержавие ещё не перестало существовать, оно только отступило», – говорилось в воззвании. Большевики разъясняли, что манифест – это «временная уступка, уловка царизма. Задача пролетариата – продолжать борьбу, использовать те права, которых уже добились, и готовиться к вооружённому восстанию».

В Севастополе о царском манифесте узнали 18 (31) октября. Несмотря на то, что это было утро рабочего дня, к центру города начали стекаться толпы народа. В различных районах города возникали митинги. Мирное обсуждение участниками митингов только что обнародованного высочайшего Манифеста от 17 октября вызвало гнев блюстителей порядка. На митинг, проходивший у Музея Севастопольской обороны (ныне Музей Черноморского флота), по приказанию полицмейстера набросились со штыками и шашками наголо специально отобранные «надёжные» матросы и казаки. Начавшееся кровопролитие остановил воинский начальник полковник де Роберти (за свой либеральный поступок он потом поплатился службой).

Стихийные собрания севастопольцев переросли во всеобщее шествие по Екатерининской улице (ныне ул. Ленина) и многотысячный митинг на Приморском бульваре. Со сцены летней эстрады, перекрикивая шум ликующих горожан, ораторы призывали требовать от властей освобождения всех политических заключённых.

После митинга на Приморском бульваре толпа, как это происходило почти по всем городам России, отправилась к тюрьме, находившейся на нынешней площади Восставших требовать немедленного освобождения политзаключённых, в числе которых находился и Гриневский Александр Степанович, ставший позже известным и любимым писателем Александром Грином.

Но комендант Севастопольской крепости генерал-лейтенант В.С.Неплюев, несмотря на уговоры градоначальника контр-адмирала А.М.Спицкого, отказался «потакать требованиям толпы» и вызвал к тюрьме войска. Когда демонстранты подступили к воротам тюрьмы, её охрана, усиленная подразделением казаков, открыла по манифестантам огонь. 8 человек были убиты, более 40 – ранены. Так был отмечен в Севастополе первый день «дарованных царём свобод». Особо отличившегося убийцу – унтер-офицера Тараса Жулина командующий войсками Одесского военного округа генерал от кавалерии барон А.В.Каульбарс приказал наградить серебряными часами с надписью «За доблестное поведение 18 октября 1905г.».

Убийство горожан, в том числе несовершеннолетних, повергло население Севастополя в шок. В городе была почти полностью прекращена торговля, закрыты предприятия, отменены занятия в учебных заведениях. Вновь и вновь многотысячные толпы собирались на шествия по центральным улицам и митинги на Приморском бульваре, парализуя жизнь города.

19 октября под давлением народных масс, собравшихся на митинг, была учреждена народная милиция, родственникам были выданы тела убитых, сняты патрули в городе.

В таких условиях городская Дума решилась заявить правительству протест, потребовала осудить виновных в расстреле мирных жителей, снять военное положение и вывести казачьи части из Севастополя. На заседании городской Думы, обсуждавшей форму протеста против устроенной полицией бойни, с горячей речью выступил лейтенант П.П.Шмидт. Его страстные слова воспламенили слушателей. Дума единогласно приняла решение навечно вывесить в своём помещении фамилии организаторов расстрела – полицмейстера Попова, жандармского полковника Бельского и других, «дабы и будущее потомство видело и поучалось примером, как свободные граждане клеймят позором посягателей на неприкосновенность личности свободных граждан».

Организованная Севастопольской городской Думой с согласия коменданта крепости народная милиция в Севастополе просуществовала, однако, лишь три дня. По указанию председателя Совета министров С.Ю.Витте и министра внутренних дел П.Н.Дурново она уже 21 октября (3 ноября) была заменена прежней полицией. Но слух о «Севастопольской народной охране» разнёсся по России, с приветствием к ней обращались французские студенты.

20 октября (2 ноября) состоялись похороны жертв расстрела у стен тюрьмы 18 октября. Похороны вылились в многотысячную манифестацию, на кладбище в Загородной балке прошёл митинг. Среди выступавших был и лейтенант П.П.Шмидт. Слова клятвы, которую он произнёс, повторяли все присутствовавшие: «У гроба подобает творить одни молитвы; но да уподобятся молитве слова любви и святой клятвы, которые я хочу произнести здесь вместе с вами… Клянёмся им в том, что мы никогда не уступим никому ни единой пяди завоёванных нами человеческих прав. Клянусь… Клянёмся им в том, что всю работу, всю душу, самую жизнь мы положим за сохранение нашей свободы. Клянусь…». Вместе с П.П.Шмидтом многотысячный митинг повторил и клятву снова объявить «Великую всероссийскую забастовку», если правительство не даст людям «всеобщего избирательного равного для всех права».

Таков был первый урок, усвоенный севастопольцами при «даровании народу» царизмом элементарных политических свобод. Но вскоре события в Севастополе переросли в вооружённое восстание против царизма, в которое были вовлечены тысячи солдат и матросов, а также рабочих города. Пиком этих событий стало восстание на крейсере «Очаков», которое возглавил П.П.Шмидт, поднятие на крейсере и ряде других кораблей красных флагов. Но об этом будет сказано отдельно.

Геннадий Рыжонок,

член Союза журналистов России,

член Военно-научного общества КЧФ

«Севастопольская правда»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments