«Со дня на день может вспыхнуть революционный ураган»

Начинался февраль 1917-го – последний месяц существования Российской империи, которая стремительно разрушалась. Сегодня так называемые охранители, которые в любых социальных протестах и революционных событиях видят исключительно «внешний заговор», твердят: мол, никаких объективных причин для свержения царской власти не было.

Но так ли это? Обратимся к историческим свидетельствам тех дней.

«Приближение конца измеряется неделями…»

«В Твери, как сообщает наш корреспондент, уже нет ни белого, ни черного хлеба. Нижегородские мельницы стоят. Даже Сибири, которая, казалось бы, должна задохнуться в невывезенной пшенице, коснулось тлетворное дыхание петроградской анемии. В Томске уже вводят хлебные карточки, и слышатся толки о том, что деревня скупает в городах муку, угрожая голодом горожанам. Приближение конца измеряется теперь уже не месяцами, а неделями, может быть, днями. Не сегодня завтра мы станем лицом к лицу с всеобщим и повсеместным кризисом всего: хлеба, мяса, рыбы, овощей…» – писала отнюдь не социал-демократическая газета «Русское слово».

В прессе появилось такое понятие, как «кризисы». Кризисы эти были повсеместны и разнообразны.
– «Угольный кризис в Киеве. В виду полного отсутствия в Киеве твердого минерального топлива город испытывает острое общественное бедствие».
– «В Тамбове мясной кризис. Говядины на рынке почти нет. Продается она в 1–2 лавках в ограниченном количестве и весьма плохого качества. В Козлове, за отсутствием пшеничной муки, булочные совершенно прекратили выпечку белого хлеба».
– «Чита. Биржевой комитет единогласно признал необходимым созвать в самом ближайшем времени чрезвычайный всероссийский съезд по продовольственному делу».
– «Чернигов. Реквизиция одеял (для госпиталей, где содержатся больные и раненые с фронтов) в городе производится «упрощенным» порядком. Жители о предстоящей реквизиции одеял не были извещены. Чины полиции являются в дома обывателей, как богатых, так и бедных, и отбирают 1–2 одеяла. Там, где одеял не оказывается, производится тщательный обыск во всей квартире. Указания обывателей, что отбирается последнее одеяло, во внимание не принимаются. От реквизиции избавлены лишь влиятельные лица, а также представители высшей администрации».

Между тем охранители столетней давности уверяли и общество, и государя императора, что все обстоит благополучно.

«Весьма утешительное, в сущности, состояние нашего народного хозяйства и обилие продовольственных запасов – это такой козырь в борьбе с доедающим свои запасы врагом, при котором на Руси должно наблюдаться очень крепкое настроение общества и народа. Народное настроение, и на самом деле, у нас твердое», – утверждали 23 января 1917 года «Петроградские ведомости».

Революционная ситуация

Однако на деле настроение общества и народа было абсолютно иное. Прежде всего, народа рабочего.

«…Товарищи, довольно цепи для себя ковать. Мы не можем ждать, пока умрем от голода и холода; мы не будем баранами и не пойдем в царскую бойню ради прихоти кучки паразитов… Если нам суждено умереть прежде времени, то лучше умрем в честном бою в борьбе за свободу, а не в позорной братоубийственной войне. Долой самодержавие! Да здравствует демократическая республика!» – из прокламации Ростово-Нахичеванского-на-Дону комитета РСДРП.

Никакого «затишья перед бурей»! И после многочисленных стачек и демонстраций памяти событий Кровавого воскресенья борьба не утихала ни на один день. Только в Петрограде произошли следующие крупные акции:

11 января – забастовка рабочих завода Коппеля.
12 января – забастовка рабочих завода Русско-Балтийского общества и ситценабивной фабрики братьев Леонтьевых с требованием увеличения заработной платы.
14 января – забастовка рабочих завода Северного акционерного общества железных конструкций с требованием повышения заработной платы.
16 января – забастовка рабочих завода Барановского.
17 января – забастовка рабочих завода Северного акционерного общества железных конструкций и рабочих наждачной фабрики Струна с экономическими требованиями.
17–18 января – забастовка рабочих инструментальной и ремонтной мастерских завода «Айваз» с требованием повышения заработной платы.
18 января – двухтысячный митинг рабочих Петроградского металлического завода, посвященный обсуждению текущего политического момента.
26 января – забастовка рабочих Александровского механического завода в знак протеста против штрафов за отказ работать в сверхурочные часы.
31 января – забастовка рабочих Обуховского завода с экономическими требованиями.

Монархия «без руля и без ветрил»

Очевидно, что жить по-старому низы не могли и не хотели. Как не могли по-старому больше управлять верхи. Все государственные структуры (железнодорожное сообщение, снабжение страны продуктами, доставка на фронт боеприпасов и т.п.) стремительно деградировали. При этом официальные власти пытались не допустить любой самоорганизации граждан. Но когда протестами кипит вся страна, делать это было все сложнее.

В январе 1917 года в Министерстве внутренних дел было получено донесение пензенского губернатора о деятельности возникающих в селах и городах местных продовольственных организаций. Губернатор указывает, что в большинстве случаев деятельность комитета «не укладывается в установленные и предусмотренные законом рамки». Комитетами руководят преимущественно выборные лица, и в делах их фактически принимает участие все сельское население. Деятельность сельских продовольственных организаций оказалась гораздо успешнее, нежели работа официальных органов. И губернатору непонятно, что делать: то ли поддержать народную инициативу, то ли строго наказать активистов.

«Без портфеля, без программы, без реформ, без доверия, без плана действия и вообще без руля и ветрил», таков был единственный отзыв о назначенном в последние дни 1916 года Николаем II премьер-министре Николае Голицыне. Совсем скоро он станет последним премьером Российской империи».

А Николай II тем временем полагает, что вполне достаточно репрессий, а также сворачивания тех минимальных демократических институтов, которые имеются в РИ. Известно о его намерениях в очередной раз разогнать Государственную думу. Но сначала он ограничивается лишь отсрочкой начала ее работы:

«На основании статьи 99-й основных государственных законов, повелеваем предопределенный указом Нашим, данным Правительствующему Сенату 15-го декабря 1916 года, срок возобновления занятий Государственного Совета отложить, назначив таковым сроком 14-е февраля 1916 года».

Вскоре после этого, в первые дни февраля, между царем и председателем Думы Михаилом Родзянко состоялся такой разговор:

«Я Вас предупреждаю, я убежден, что не пройдет и трех недель, как вспыхнет такая революция, которая сметет и Вас, и Вы уже не будете царствовать», – заявил Родзянко. «Откуда Вы это берете?» – спросил царь. «Из всех обстоятельств, как они складываются», – ответил Родзянко. «Ну, Бог даст…» – промолвил царь. «Бог ничего не даст. Революция неминуема, – ответил председатель Думы».

«Есть такая партия!»

Эти слова В.И. Ленин произнесет несколькими месяцами позже. Однако миф, что значение РСДРП в  февральских событиях 1917-го было минимальным, а для коммунистов эти события оказались полной неожиданностью, столь же не соответствует действительности, как и утверждения, что-де и сама революция-то произошла «на пустом месте».

Вот что, в частности, писал в конце января 1917-го член Русского бюро ЦК Александр Шляпников в ЦК РСДРП – Ленину и другим товарищам, находившимся в эмиграции и еще не имевшим возможности вернуться в Россию:

«Организационные дела у нас неплохи, но могли быть куда лучше, если бы были люди. Теперь успешно организуем Юг, Поволжье, Урал. Основано Московское Областное Бюро. Ждем известий с Кавказа. Требуют людей и литературы. Постановка производства последней внутри России – очередная задача Бюро ЦК. Публику удалось подобрать хорошую, твердую и способную. По сравнению с тем, как обстоят дела у других, – у нас блестяще. Можно сказать, что Всероссийская организация в данное время есть только у нас… Меньшевики, объединенцы и прочие отколовшиеся вновь поступают в ряды партии… Политическая борьба с каждым днем обостряется. Недовольство бушует по всей стране. Со дня на день может вспыхнуть революционный ураган».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments