Юбилейный год

В последние дни уходящего 2016 года руководство Казанского университета объявило о переименовании Актового зала в Императорский. Показательно, что раньше название никогда не менялось. Это помещение называлось Актовым залом и в царские и в советские времена. Именно здесь 4 декабря 1887 года состоялась знаменитая сходка казанских студентов, с которой начинается революционная деятельность Владимира Ленина.

В те самые дни, когда Ученый совет Казанского федерального университета принимал своё решение, президент Путин подписал распоряжение о праздновании столетнего юбилея революции 1917 года. Из этого распоряжения, однако, совершенно непонятно, что именно собираются праздновать: свержение царизма или установление советской власти?

Происходящие параллельно события очень хорошо демонстрируют шизофреническое отношение российских официальных кругов к революционному прошлому. С одной стороны, даже само слово «революция» применительно к современности воспринимается исключительно в негативном смысле. С другой  стороны, господствующий идеологический дискурс требует гордиться отечественной историей, причем в равной степени всеми её этапами и аспектами. Поскольку Россия — великая страна, у нас всё и всегда было великолепно. Замечательные цари и прекрасные революционеры, Красная армия и белые генералы, Сталин и жертвы репрессий, советские лидеры и диссиденты, все должны занять своё место в обобщенно-оптимистической картине истории.

Казалось бы, само по себе стремление всё и всех включить в единое повествование можно только приветствовать. Однако подобное объединение отнюдь не свидетельствует о готовности правящих кругов понять и диалектически осмыслить противоречия исторического процесса, его драматизм и оценить трагический выбор, который раз за разом вынуждены были делать не только политические вожди, но и само общество. Отнюдь нет.

За стремлением всё признать и всех похвалить скрывается панический страх перед конфликтами и нежелание признать объективные противоречия, как в прошлом, так и в настоящем.

Консерватизм, боязнь перемен и нежелание делать выбор определяют сущность всех управленческих решений в современной России. Они же определяют и отношение к истории.

Владимир Путин достаточно откровенно выразил отношение действующей власти к событиям столетней давности, когда в обращении к Федеральному собранию заявил: «уроки истории нужны нам, прежде всего, для примирения, укрепления общественного, политического, гражданского согласия». Да, революция признана «Великой», причем это определение относится ко всему процессу, происходившему в 1917-1921 годах, не предполагая различия между свержением царизма в Феврале и установлением власти Советов в Октябре. Но правящие круги постоянно говорят о «величии» и «великом», никогда не объясняя, какой именно смысл они вкладывают в эти слова, поскольку в действительности слова должны лишь скрыть отсутствие мысли и содержания. Красивая картинка, которую власть пытается представит обществу, оказывается неискренна и лжива во всех своих аспектах — и тогда, когда официальная идеология осуждает советскую власть и тогда, когда прославляет её и оправдывает.

Понятно стремление прислониться к историческому прошлому, присвоив его достижения, поскольку со своими дела обстоят неважно. В этом плане ключевой идеологической датой остается 9 мая, день победы над нацистской Германией, но и здесь картина получается крайне двусмысленная. Власть не жалеет денег на многочисленные и дорогие кинопроекты, прославляющие ту победу, но фильмы получаются не просто плохими, а откровенно антиисторическими. Из них даже невозможно толком понять, кто с кем и за что воевал — ведь нельзя прямо говорить ни про советский строй, ни про коммунистическую идеологию как решающие факторы победы.

Стремление к консервативному благолепию, панический страх перед любыми противоречиями и конфликтами, отсутствие внятной цели в будущем и нежелание принять даже саму мысль, что впереди возможно какое-то будущее, отличающееся от настоящего, автоматически делает невозможным содержательный разговор о прошлом.

Именно поэтому, кстати, и рассуждения о необходимости «извлечь уроки» из истории бесполезны. Чему-то научиться на материале прошедших событий может лишь тот, у кого есть какие-то планы, цели, стратегические перспективы. Тот, кто хочет активно действовать, меняя мир. Но идеальное будущее для российской элиты есть лишь бесконечно продолжаемое настоящее. А потому отношение к уже состоявшейся истории определяется и отношением к истории текущей: ничего не менять, без крайней необходимости ничего не делать, принимать решения и совершать поступки только под давлением обстоятельств, благоприятных или не очень.

Современный российский капитализм вырос не из революции, а из реставрации. Его системный принцип — это проедание, разбазаривание и разворовывание экономического потенциала, созданного за годы советской власти, включая открытые в ту эпоху нефтяные и газовые месторождения, отстроенную тогда инфраструктуру и обученные в те времена технические и научные кадры. Сами новые буржуа, олигархи и чиновники — отнюдь не потомки дореволюционных дворян и капиталистов, а напротив, выходцы из советской бюрократии либо её наследники. Они не только обязаны ей своими материальными возможностями, но и продолжают использовать значительную часть институционального багажа, оставшегося от прежней системы. Только используют его для совершенно иных целей, превращая любой ресурс в источник накопления капитала.

Так и у нас: музыка советского гимна играется при подъеме царского триколора, а торжественное празднование годовщины революции проходит под рассуждения о том, что любые перемены — зло.

Режим реставрации отрицает принципиальную суть революции, но не может физически обойтись без её наследия.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments