Юрий Лужков: «В.П. Комоедов — настоящий патриот страны, опытный военачальник, сделавший много полезного для обеспечения спокойствия на морских границах нашей страны»

Интервью Юрия Лужкова газете Коммерсант.ru

 - Как тогда понимать ваше решение оказать поддержку на выборах бывшему командующему Черноморским флотом, нынешнему председателю комитета ГД по обороне адмиралу Владимиру Комоедову, идущему по спискам КПРФ? Лужков возвращается в большую политику?  

— Отвечая на вопрос о Владимире Петровиче Комоедове, я подтверждаю, что решил оказывать ему поддержку на выборах в Государственную думу. Но не потому, что решил вернуться в большую политику. А потому что лично В.П. Комоедов — настоящий патриот страны, опытный военачальник, сделавший много полезного для обеспечения спокойствия на морских границах нашей страны.

Но настоящих патриотов, как и опытных военачальников, в стране много. Особенно теперь…

— Давайте вернемся, с чего начали,— в 90-е. Еще одна линия в политике государства тех лет вызывала у меня протест: властью страны в то время был фактически взят курс на ликвидацию оборонного потенциала России. Это наглядно проявилось в ситуации с Севастополем. Нависла угроза, пусть и мирного, но уничтожения Черноморского флота: никто ничего не взрывал, но государство перестало уделять флоту даже минимальное внимание и поддержку, боеспособность кораблей снижалась, новые пополнения не планировались, материальное положение моряков и их семей стало удручающим. Правительство Москвы взяло тогда шефство над городом-героем и Черноморским флотом, выполняя многое из того, что должно было делать, но не делало государство. Стоит напомнить: Москва вернула в строй флагман Черноморского флота — крейсер «Слава», который в знак признательности столице России был переименован в крейсер «Москва». Столичное правительство занялось решением социальных проблем моряков — строительством жилья, объектов социальной инфраструктуры, доплатой к пенсиям ветеранов на уровне московских.

Помнится, в 1996 году в Совете Федерации вы поставили вопрос о том, что Севастополь никогда не передавался Украине. Почему тогда и почему вы?

— Почему? Я изучил все документы, связанные с передачей Н.С. Хрущевым Крыма в состав Украины. Это решение было волюнтаристским и не оформленным в соответствии с действовавшей в те годы Конституцией. Я говорил тогда и подтверждаю сейчас, что административно, территориально, юридически Севастополь и в тот период не входил в состав Крыма. Он был военно-морской базой Советского Союза и имел полную экстерриториальность от Крымской области. Посещение Севастополя крымчанами было невозможно без соответствующих разрешительных документов Министерства обороны СССР и его органов. Н.С. Хрущев, подписывая документы о передаче Крыма, никаким образом не касался зоны военно-морской базы Севастополя, которая входила, как и многие другие объекты, в систему Минобороны СССР. Тогда мои доводы, которые я излагал публично, наша государственная власть восприняла с раздражением, а от властей Украины я на несколько лет получил титул персоны нон-грата. Сейчас это уже история. Но моя позиция активно поддерживалась такими людьми, как В.П. Комоедов, который и сейчас в строю.

Недавно президент провел радикальные реформы в системе управления Крымом и Севастополем… Что, на ваш взгляд, не клеится в Крыму? Если бы у вас была возможность заняться Крымом и Севастополем, с чего бы вы начали? Тоже с моста?

— Идею создания Керченского перехода я активно поддерживал и предлагал на рассмотрение президентам России и Украины еще в начале нулевых.

Сама идея создания моста не нова. Мост через Керченский пролив начали строить во время войны, в 1944 году. Тогда его сломали суровые паковые льды. После «ледовой аварии» предпринимались попытки восстановления моста или создания двухуровневого транспортного перехода для ж/д и автотранспорта. Но проект не был реализован. Также не вышло и с канатной дорогой.

Позже, во времена президента Кучмы, на большом совете Украины и России, который вели Кучма и Путин, мной были вынесены предложения по возрождению идеи строительства столь необходимого соединения Крыма с югом России. Путин тогда очень активно поддержал эту идею, а Кучма, кажется, согласился, скрепя сердце. Но позиция украинской стороны по этой теме по понятным причинам была весьма сдержанной, и в итоге эта идея оказалась заморожена.

Потом я предлагал построить подводный тоннель. К сожалению, в 2014 году, вероятно из-за сроков реализации этого варианта, он при всех его очевидных плюсах не был принят во внимание. Вот и строится мост.

Керченский переход очень необходим, но надо понимать, что его отсутствие не является единственно важной проблемой Крыма. Там достаточно моментов, которые в хозяйственном, организационном плане необходимо срочно решать. Например, нужно максимально задействовать курортный потенциал Крыма. А его прекрасные земли! Сам бог велел здесь развивать сельское хозяйство: виноделие, традиционное для Крыма выращивание бахчевых культур и многое другое.

Одним словом, сейчас самое главное — раскрутить реальный экономический потенциал, как я и говорил: решать социальные вопросы через развитие бизнеса. Уверен, Крым может стать не просто самодостаточным, а одним из самых богатых регионов.
По материалам: http://www.kommersant.ru/doc/3058658

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments