А.А.Перов (Нижний Новгород). И.В.Сталин о роли диктатуры пролетариата в строительстве социализма.

ПЕРОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ, секретарь Нижегородского обкома КПРФ, кандидат исторических наук, доцент.

И.В.Сталин о роли диктатуры пролетариата в строительстве социализма.

Тема данной статьи более чем актуальна. Во-первых, идеологи буржуазии всегда стремились затушевать, замолчать, скрыть классовый характер общественно-политических процессов. По их мнению, классовые противоположности, классовая борьба, диктатура пролетариата — это выдумки марксистов, а даже если они и были, то сегодня утратили свою актуальность. Во-вторых, для коммунистов, всех патриотов важно понять, почему социализм в нашей стране потерпел пусть временное, но поражение? Ведь нельзя успешно вести борьбу за социализм, не уяснив главные причины поражения. В-третьих, в марксистско-ленинской науке есть ряд ключевых положений, незнание и несоблюдение которых, как показывает история, неизбежно ведёт к политическим кризисам и поражениям.

К числу таких ключевых положений марксистско-ленинской науки, безусловно, принадлежит положение о диктатуре пролетариата. Подчеркнём, отношение к диктатуре пролетариата — основной водораздел в прошлом и в настоящем, как в мировом, так и в российском коммунистическом движении.

Уже в «Манифесте Коммунистической партии» содержится идея диктатуры пролетариата. Так, во втором разделе «Манифеста», «Пролетарии и коммунисты», основоположники научного коммунизма пишут: «Пролетариат должен прежде всего завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса… Пролетариат использует своё политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил». (Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. — М., 1966. С. 52, 54). При этом подчёркивается, что «политическая власть в собственном смысле слова — это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии… превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым своё собственное господство как класса». (Там же. С. 55).

Само же понятие «диктатура пролетариата» впервые употребил К.Маркс в письме к И.Вейдемейеру 5 марта 1852 года. Вот что писал Маркс: «Что касается меня, то мне не принадлежит ни та заслуга, что

я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что

я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты — экономическую анатомию классов. То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведёт к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 28. С. 424—427).

В.И.Ленин на протяжении всей своей политической жизни постоянно обращался к идее диктатуры пролетариата, развивал её, отстаивал в борьбе с оппортунизмом. В работе «Военная программа пролетарской революции», написанной в августе-октябре 1916 года, Владимир Ильич подчёркивает: «Вопрос о диктатуре пролетариата имеет такую важность, что не может быть членом социал-демократической партии, кто отрицает или только словесно признает её». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 122). А в канун Октябрьской социалистической революции в работе «Государство и революция» пишет: «Главное в учении Маркса есть классовая борьба. Так говорят и пишут очень часто. Но это неверно… Ибо учение о классовой борьбе не Марксом, а буржуазией до Маркса создано и для буржуазии, вообще говоря, приемлемо. Кто признаёт только борьбу классов, тот ещё не марксист, тот может оказаться ещё не выходящим из рамок буржуазного мышления и буржуазной политики. Ограничивать марксизм учением о борьбе классов — значит урезывать марксизм, искажать его, сводить его к тому, что приемлемо для буржуазии. Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 34).

У Ленина есть несколько определений, что такое диктатура пролетариата и каковы исторические рамки её применения. Вот одно из таких определений. В майском 1919 года приветствии венгерским рабочим Ленин пишет: диктатура пролетариата «предполагает применение беспощадно сурового, быстрого и решительного насилия для подавления сопротивления эксплуататоров, капиталистов, помещиков, их прихвостней. Кто не понял этого, тот не революционер, того надо убрать с поста вождей или советчиков пролетариата. Но не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры, и не главным образом в насилии. Главная сущность её в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, их авангарда, их единственного руководителя, пролетариата. Его цель — создать социализм, уничтожить деление общества на классы, сделать всех членов общества трудящимися, отнять почву у всякой эксплуатации человека человеком». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38. С. 385). Развивая это положение, Ленин в статье «Великий почин» (июль 1919 г.) пишет: «Диктатура пролетариата, — как мне приходилось уже не раз указывать, между прочим и в речи 12 марта на заседании Петроградского Совдепа, — не есть только насилие над эксплуататорами и даже не главным образом насилие. Экономической основой этого революционного насилия, залогом его жизненности и успеха является то, что пролетариат представляет и осуществляет более высокий тип общественной организации труда по сравнению

с капитализмом. В этом суть. В этом источник силы и залог неизбежной полной победы коммунизма». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 13).

Неоднократно говоря, что диктатура пролетариата — это не столько насилие, а, главным образом, созидание, воспитание, создание социально справедливого государства и общественного строя, Ленин вместе с тем в октябре 1919 года в работе «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата» подчёркивает: «Классовая борьба не исчезает при диктатуре пролетариата, а лишь принимает иные формы». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 279).

Прекрасно понимая роль и значение диктатуры пролетариата

в борьбе за социализм, Ленин был убеждён, что реализовать в жизнь это ключевое положение марксизма можно, лишь создав в России пролетарскую партию, партию нового типа.

На II съезде РСДРП в 1903 году обсуждение Программы партии заняло девять заседаний съезда. На этих заседаниях поистине историческое значение имела борьба Ленина и его сторонников против оппортунистов, которые выступили против включения в Программу партии положения о диктатуре пролетариата. Так, Акимов заявлял, что подобного требования нет в программах социал-демократических партий Европы. Троцкий, успокаивая Акимова, говорил, что диктатура пролетариата станет возможна лишь, когда социал-демократическая партия и рабочий класс будут наиболее близки к отождествлению, а рабочий класс при этом составит большинство нации. Акимов позднее оценил троцкистский взгляд на диктатуру пролетариата следующим образом: «Троцкий высказал свой взгляд на „диктатуру пролетариата”, с которым я совершенно согласен…». (История Коммунистической партии Советского Союза. В шести томах. Т. 1. — М, 1964. С. 458).

Подчеркнём, Программа РСДРП, принятая на II съезде партии, впервые после программных документов К.Маркса и Ф.Энгельса чётко и ясно выдвинула тезис о необходимости диктатуры пролетариата. Диктатура пролетариата является необходимым условием социальной революции. «Вопрос о диктатуре пролетариата, — писал в ноябре 1920 года Ленин в работе „К истории вопроса о диктатуре„, — поставлен в этой программе ясно и определённо, притом поставлен именно в связи

с борьбой против Бернштейна, против оппортунизма». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 369).

Произошедший раскол в 1903 году на II съезде РСДРП на большевиков — последовательных марксистов-ленинцев и меньшевиков — представлявших оппортунистическое крыло в партии, с тех пор постоянно

с большей или меньшей активностью проявлялся во внутриполитической борьбе на всем протяжении истории коммунистической партии.

И.В.Сталин в партийном расколе на большевиков и меньшевиков занял принципиальную политическую позицию большевизма.

Заметим, Сталин очень хорошо понимал необходимость создания

в России революционной партии, суть оппортунистического навыка мысли и действий тех, кто этому препятствовал.

Заняв твёрдую большевистскую позицию в борьбе с оппортунизмом в годы Первой русской революции, Сталин и в последующем активно разоблачал различные проявления оппортунизма в партии, выступавшего против социалистической революции и диктатуры пролетариата.

Так, на VI съезде партии летом 1917 года член ЦК Н.И.Бухарин утверждал, что крестьяне находятся в блоке с буржуазией и за рабочим классом не пойдут. Этим выводом он ставил под сомнение союз пролетариата и сельской бедноты, а значит, и диктатуру пролетариата.

По мнению Бухарина, выходом для России была международная пролетарская революция: «Никакого другого разрешения вопроса нет». Это мнение поддержал Е.А.Преображенский, а другой делегат съезда Н.С.Ангарский вообще заявил, что у пролетарской революции в России нет резервов, и курс на победу революции — это «не тактика марксизма, а тактика отчаяния…». (История Коммунистической партии Советского Союза. В шести томах. Т. 3. Кн. 1. — М., 1967. С. 185—186). Возражая таким взглядам, Сталин на съезде говорил, что он против такой постановки вопроса. «Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму…». (8, с. 186). Выступив на съезде с докладом о политическом положении, он убедительно обосновал ленинский курс на социалистическую революцию. В резолюции по докладу «О политическом положении», единодушно принятой VI съездом РСДРП(б), говорилось, что задачей российского рабочего класса и беднейших слоёв города и деревни является «напряжение всех сил для взятия государственной власти в свои руки». (История Коммунистической партии Советского Союза. В шести томах. Т. 3. Кн. 1. — М., 1967. С. 187).

Будучи избранным 3 апреля 1922 года генеральным секретарем ЦК РКП(б), Сталин на траурном заседании II Всесоюзного съезда Советов 26 января 1924 года от имени партии дал Великую клятву Ленину: «Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам держать высоко и хранить в чистоте великое звание члена партии. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним эту твою заповедь! …Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить единство нашей партии, как зеницу ока. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь! …Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить и укреплять диктатуру пролетариата. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы не пощадим своих сил для того, чтобы выполнить с честью и эту твою заповедь!». (Сталин И.В. Соч. Т. 6. С. 46–48).

Говоря эти слова клятвы, Сталин отмечал, что диктатура пролетариата создалась в Советской России «на основе союза рабочих и крестьян. Это первая и коренная основа Республики Советов». Без этого союза «рабочие и крестьяне не могли бы победить капиталистов и помещиков…

но борьба за укрепление Республики Советов далеко ещё не закончена, — она приняла лишь новую форму… Теперь союз рабочих и крестьян должен принять форму хозяйственного сотрудничества между городом и деревней, между рабочими и крестьянами, ибо он направлен против купца и кулака, ибо он имеет своей целью взаимное снабжение крестьян и рабочих всем необходимым». (Сталин И.В. Соч. Т. 6. С. 48–49).

Взвалив на себя всю ответственность за партию, за строительство социализма в СССР, Советской России, Сталин действовал как творческий марксист, убеждённый последователь диктатуры пролетариата. Понимая роль и значение марксистской теории в деле строительства социализма, Сталин вёл работу по разработке и применению революционной теории публично на различных партийных форумах, в дискуссиях, выступлениях перед различными аудиториями советских граждан, в лекциях, прочитанных в Свердловском университете. Просвещая партийный актив, Сталин одновременно не только пропагандировал марксистско-ленинскую теорию, но нередко, впервые проверяя в массовой аудитории правильность своих теоретических и политических разработок, мобилизовывал партию на их выполнение.

Прежде всего, в лекциях «Об основах ленинизма», прочитанных в апреле 1924 года и посвящённых ленинскому призыву в партию, Сталин даёт определение ленинизму: «Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарской революции. Точнее: ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 2).

Итак, ленинизм, по мысли Сталина, это не только «теория и тактика пролетарской революции вообще», а «теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности». При этом Сталин обращает внимание слушателей на то, что пролетарская революция в России «…разбила буржуазную демократию и открыла эру пролетарской демократии, эру Советов». (Там же). Следовательно, эра пролетарской демократии есть диктатура пролетариата, составляющая суть пролетарской демократии.

Знакомясь с лекциями «Об основах ленинизма», видишь, что Сталин понимает ленинскую теорию пролетарской революции, необходимость диктатуры пролетариата во всей многогранной полноте. Не только подготовить революцию, свершить её и взять власть. Не менее важно отстоять завоевания революции от неизбежной будущей реакции. Сталин помнит ленинский наказ: «Именно после свержения буржуазии классовая борьба принимает самые резкие формы». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38. С. 351).

Таким образом, без диктатуры пролетариата невозможно отстоять завоевания революции, невозможно построить социализм. Сталин говорит: «Победить буржуазию, свергнуть её власть революция сможет и без диктатуры пролетариата. Но подавить сопротивление буржуазии, сохранить победу и двинуться дальше к окончательной победе социализма революция уже не в состоянии, если она не создаст … специального органа в виде диктатуры пролетариата, в качестве своей основной опоры». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 27).

Размышляя о роли и значении диктатуры пролетариата, Сталин

в лекциях подчёркивает: «Диктатура пролетариата есть не смена правительства, а новое государство, с новыми органами власти в центре и на местах, государство пролетариата… Диктатура пролетариата есть власть революционная, опирающаяся на насилие над буржуазией». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 30). Отсюда И.В.Сталин делает ряд выводов. Первый: «Диктатура пролетариата не может быть „полной” демократией, демократией для всех». Всякие разговоры «…о всеобщем равенстве, о „чистой” демократии, о „совершенной” демократии и т. д. являются буржуазным прикрытием…». Второй: «Диктатура пролетариата не может возникнуть как результат мирного развития буржуазного общества и буржуазной демократии, — она может возникнуть лишь в результате слома буржуазной государственной машины…». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 31). Третий: государственной формой диктатуры пролетариата является Советская власть. Сила Советов, подчёркивает Сталин,

в том, что Советы — наиболее всеобъемлющие, интернационалистские массовые организации пролетариата. Они единственно массовые организации трудового народа и наиболее мощные органы революционной борьбы масс. Советы являются также непосредственными организациями самих масс, т. е. наиболее демократическими и авторитетными у народа. «Советская власть, объединяя законодательную и исполнительную власти в единой организации государства и заменяя территориальные выборные округа производственными единицами, заводами и фабриками, — непосредственно связывает рабочие и вообще трудящиеся массы с аппаратами государственного управления, учит их управлению страной». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 33—35). Это и есть проявление диктатуры пролетариата.

Анализировать роль и значение диктатуры пролетариата в строительстве социализма Сталина заставлял не только первопроходческий путь СССР, Советской России, но и оппортунистические попытки исказить историю пролетарской революции в России, показать её, якобы, тупиковый путь. Так, например, Троцкий после ухода Ленина из жизни активизировал борьбу за лидерство в партии и доказывал, что «пролетарская революция не может победоносно завершиться в национальных рамках», что, отстояв Советскую власть, «мы к созданию социалистического общества не пришли и даже не подошли», и социалистическое строительство в России «станет возможным только после победы пролетариата в важнейших странах Европы». (См.: Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 93). Очевидно, Троцкий, начиная

со II съезда РСДРП, в очередной раз выступил против марксистского положения о диктатуре пролетариата.

Сталин в работе «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов», вышедшей в декабре 1924 года, разоблачает оппортунизм Троцкого в вопросах стратегии и тактики большевиков в пролетарской революции, вообще, и в отношении диктатуры пролетариата, в частности.

Показав некоторые особенности тактики большевиков в период подготовки Великой Октябрьской социалистической революции, Сталин подчёркивает: главное было сформировать политическую армию социалистической революции из рабочих и крестьян, разоблачить соглашательскую политику эсеров и меньшевиков, изолировать, таким образом, эти партии от трудового народа, который на собственном опыте революционной борьбы убеждался в правильности лозунгов и политики большевиков. Всё это означало «подготовку условий, необходимых для диктатуры пролетариата», а «поражение корниловского восстания» и лозунг «Вся власть Советам!» означали уже «прямой подход революции к диктатуре пролетариата путём восстания». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 96—105). Троцкий не понимает всей особенности Октябрьской революции как революции глубоко народной, а значит, не понимает особенности установившейся в Советской России диктатуры пролетариата как орудия не только успешного пролетарского восстания, но и строительства социализма.

Показав несостоятельность троцкистской теории перманентной революции, Сталин делает вывод: «Несомненно, что универсальная теория одновременной победы революции в основных странах Европы, теория невозможности победы социализма в одной стране, — оказалась искусственной, нежизнеспособной теорией. Семилетняя история пролетарской революции в России говорит не за, а против этой теории … она даёт стимул не к активному натиску на капитал.., а к пассивному выжиданию момента „всеобщей развязки”, ибо она культивирует среди пролетариев отдельных стран не дух революционной решимости, а дух гамлетовских сомнений…». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 105—106). Таким образом, оппортунистические навыки мысли троцкизма были в очередной раз посрамлены Сталиным, опиравшимся на ленинскую теорию пролетарской революции и практику строительства социализма на основе диктатуры пролетариата.

В работе «К вопросам ленинизма», вышедшей в начале 1926 года, Сталин вновь обращается к вопросу «пролетарская революция и диктатура пролетариата». Прежде всего, показывая характерные черты пролетарской революции, в отличие от революции буржуазной, Сталин подчёркивает: «Буржуазная революция завершается обычно захватом власти, тогда как для пролетарской революции захват власти является лишь её началом…». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 116).

Каковы основные черты диктатуры пролетариата? — ставит вопрос Сталин, если признано, что диктатура пролетариата есть основное содержание пролетарской революции? И приводит наиболее общее определение диктатуры пролетариата, данное Лениным: «Диктатура пролетариата не есть окончание классовой борьбы, а есть продолжение

её в новых формах. Диктатура пролетариата есть классовая борьба победившего и взявшего в свои руки политическую власть пролетариата против побежденной, но не уничтоженной, не исчезнувшей, не переставшей оказывать сопротивление, против усилившей своё сопротивление буржуазии». (См.: Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 118).

В этой же работе Сталин вслед за Лениным вскрывает существовавшую тогда и существующую сегодня путаницу в головах ряда товарищей, проявляющуюся в вопросах смешения диктатуры пролетариата с властью «общенародной», с властью «неклассовой». Сталин, ссылаясь на Ленина, пишет, что тот класс, который взял власть в свои руки, взял политическое господство, сознавая, что берёт его один, это и «…заключено в понятии диктатуры пролетариата. Это понятие тогда только имеет смысл, когда один класс знает, что он один берёт себе в руки политическую власть и не обманывает ни себя, ни других разговорами насчёт „общенародной, общевыборной, всем народом освящённой” власти». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 118—119).

Однако то, что власть у пролетариев, который не может делить её

с другими классами, не означает, что пролетариат не нуждается для осуществления своих целей в помощи, в союзе с трудящимися других классов. «Наоборот, — пишет Сталин. — Эта власть, власть одного класса, может быть утверждена и проведена до конца лишь путём особой формы союза между классом пролетариев и трудящимися массами мелкобуржуазных классов, прежде всего трудящимися массами крестьянства». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 119). «Состоит она, эта особая форма союза, в том, что руководящей силой этого союза является пролетариат. Состоит она, эта особая форма союза, в том, что руководителем государства, руководителем в системе диктатуры пролетариата является одна партия, партия пролетариата, партия коммунистов, которая не делит и не может делить руководства с другими партиями». (Там же).

Здесь очень важно подчеркнуть, Сталин отводил правящей партии роль политического руководителя в системе диктатуры пролетариата, и не более. Он решительно выступал против попыток отождествления диктатуры пролетариата с руководящей политической ролью коммунистической партии.

Что сам Сталин понимает под диктатурой пролетариата и какое даёт определение диктатуре пролетариата? В брошюре «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» (1924 г.) Сталин пишет: «Диктатура пролетариата не есть простая правительственная верхушка, „умело” „отобранная” заботливой рукой „опытного стратега” и „разумно опирающаяся” на те или иные слои населения. Диктатура пролетариата есть классовый союз пролетариата и трудящихся масс крестьянства для свержения капитала, для окончательной победы социализма,

при условии, что руководящей силой этого союза является пролетариат». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 120).

Обрисовав характерные черты диктатуры пролетариата, Сталин выделяет три основные стороны диктатуры пролетариата: «1) Использование власти пролетариата для подавления эксплуататоров, для обороны страны, для упрочения связей с пролетариями других стран, для развития и победы революции во всех странах. 2) Использование власти пролетариата для окончательного отрыва трудящихся и эксплуатируемых масс от буржуазии, для упрочения союза пролетариата с этими массами, для вовлечения этих масс в дело социалистического строительства… 3) Использование власти пролетариата для организации социализма, для уничтожения классов, для перехода в общество без классов, в социалистическое общество». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 121). Это наиболее полное и развёрнутое определение содержания, целей и задач диктатуры пролетариата, данное Сталиным. Отметим, своим определением понятия «диктатура пролетариата» Сталин творчески развил положения Маркса и Ленина

о диктатуре пролетариата с учетом специфики политической борьбы

в России и свершившейся в ней пролетарской революции.

Что важно, Сталин подчёркивает: «Ни одна из этих сторон не может быть выдвинута как единственно характерный признак диктатуры пролетариата, и, наоборот, достаточно отсутствия хотя бы одного из этих признаков, чтобы диктатура пролетариата перестала быть диктатурой

в обстановке капиталистического окружения. Поэтому ни одна из этих трёх сторон не может быть исключена без опасности исказить понятие диктатуры пролетариата. Только все эти три стороны, взятые вместе, дают нам полное и законченное понятие диктатуры пролетариата». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 121—122).

Современным коммунистам, на наш взгляд, следует, безусловно, взять на вооружение сталинское определение диктатуры пролетариата и обратить внимание на ту основную сторону диктатуры пролетариата, которая указана Сталиным под № 2. Сталин требовал неустанно и повседневно бороться за доверие народа. Доверие народа можно заслужить только в том случае, если революционной партией правильно осознаются, выражаются и неуклонно реализуются в жизни коренные социально-экономические и политические интересы трудящихся. В этой связи нам сегодня необходимо помнить и руководствоваться одним из заветов, высказанных Сталиным в сентябре 1938 года в работе «О диалектическом и историческом материализме»: «…чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом». (Сталин И.В. Вопросы ленинизма / 11-е изд. — М., 1952. С. 580).

Сталин руководствовался своим определением диктатуры пролетариата во всей своей многогранной политической работе. Например, работая после Великой Отечественной войны над новой Программой партии, Сталин в принятой VIII съездом РКП(б) партийной Программе, где говорилось: «Необходимое условие социальной революции составляет диктатура пролетариата, т. е. завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволит ему подавить всякое сопротивление эксплуататоров…», подчеркнул слова «позволит ему подавить всякое сопротивление эксплуататоров» и на полях написал: «Не только.

А орга-ция соц. хозяйства?». (См.: Трушков В.В. Неизвестная Программа ВКП(б). — М., 2018. С. 178).

Вообще весь период сталинского руководства партией и страной был временем воплощения диктатуры пролетариата. Это было время, когда «ВКП(б) как ведущая политическая сила общества должна была прилагать колоссальные Организационные, Идеологические, Правовые усилия для обеспечения необходимого единства, солидарности общества…». (Зеленов Л.А. Уроки истории (к 100-летию Октября). — Н.Новгород, 2015. С. 9).

Вот некоторые примеры, как Сталин руководствовался идеями диктатуры пролетариата и отстаивал на практике эту диктатуру.

Уже в 1921 году в ходе навязанной партии дискуссии о профсоюзах, Сталин разоблачил происки «нового троцкизма» на подрыв единства партии путём противопоставления «старых» кадров партийному «молодняку». (См.: Зюганов Г.А. Сталин и современность. — М., 2008.

С. 89). Все многочисленные партийные дискуссии в 1920-е годах в своей сущности велись по вопросам ленинской теории социалистического строительства и диктатуры пролетариата как её сердцевины.

В 1930 году Сталин выступил с решительным протестом помещения в журнале «Пролетарская Революция» антипартийной и полутроцкистской дискуссионной статьи, ставящей под сомнение принципиальную историю борьбы большевизма с оппортунизмом. В письме в редакцию журнала «Пролетарская Революция», которое было опубликовано в № 6 журнала в 1931 году, Сталин охарактеризовал автора статьи «как клеветника и фальсификатора», который намерен вновь втянуть партию

в дискуссию по вопросам, являющимися аксиомами большевизма. Задача редакции, пишет Сталин, в том, «чтобы поднять вопросы истории большевизма на должную высоту, поставить дело изучения истории нашей партии на научные, большевистские рельсы и заострить внимание против троцкистских и всяких иных фальсификаторов истории нашей партии, систематически срывая с них маски». (Сталин И.В. Соч. Т. 13.

С. 101).

Троцкистскими идеями была проникнута деятельность подпольной организации, созданной Рютиным, а также его работа «Сталин и кризис пролетарской диктатуры». Для Рютина Троцкий, которого уже выслали из СССР за антисоветскую деятельность и политические взгляды которого В.И.Ленин оценивал как небольшевизм Троцкого, «искренне и глубоко преданный делу коммунизма… вождь». (Известия ЦК КПСС. 1990. № 11. С. 162). Отсутствие дискуссий в правящей партии безотносительно времени, условий, целесообразности, необходимости и других факторов Рютин считает парализацией правящей партии и её воли, упадком силы и сознания. Говоря о кризисе экономическом, как одном из проявлений кризиса пролетарской диктатуры, Рютин предлагает «…немедленное прекращение антиленинских методов индустриализации и игры в темпы…». (Известия ЦК КПСС. 1990. № 12. С. 185). В целом вся подпольная деятельность, а также работа Рютина «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» свидетельствовали о бессилии его политической позиции, о непонимании теории и тактики диктатуры пролетариата. Именно против таких антипартийных настроений с учётом реальной ситуации в стране и в мире Сталин выступал в феврале 1931 года на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут. Вот что диктуют нам наши обязательства перед рабочими и крестьянами СССР». (Сталин И.В. Соч. Т. 13.

С. 39). Так понимал Сталин обязанность диктатуры пролетариата в то время перед трудящимися СССР, так проводил и отстаивал диктатуру пролетариата. Великая Отечественная война показала правоту Сталина.

Судебные процессы в 1930-х годах против участников троцкистско-зиновьевского блока, «антисоветского право-троцкистского блока»,

а также дело антисоветской троцкистской организации в Красной Армии были также реализацией Сталиным политики диктатуры пролетариата.

Выступая в ноябре 1936 года на Чрезвычайном VIII Всероссийском съезде Советов с докладом «О проекте Конституции Союза ССР», Сталин, говоря об особенностях новой Конституции СССР, подчеркнул, что в СССР «осуществлена в основном первая фаза коммунизма, социализм», «что государственное руководство обществом (диктатура) принадлежит рабочему классу как передовому классу общества, что конституция нужна для того, чтобы закрепить общественные порядки, угодные и выгодные трудящимся». (Сталин И.В. Соч. Т. 14. С. 127, 129). При этом, отвечая зарубежным критикам, рассматривавшим проект новой Конституции как «отказ от диктатуры пролетариата», Сталин говорил: «Если расширение базы диктатуры рабочего класса и превращение диктатуры в более гибкую, стало быть, более мощную систему государственного руководства обществом трактуется ими не как усиление диктатуры пролетариата, а как её ослабление или даже как отказ

от неё, то позволительно спросить: а знают ли вообще эти господа, что такое диктатура пролетариата?». (Сталин И.В. Соч. Т. 14. С. 135). В свою очередь, тем критикам, кто считал, что в СССР диктатура пролетариата остаётся нетронутой, Сталин подчёркивал: «Я должен признать, что проект новой Конституции действительно оставляет в силе режим диктатуры рабочего класса, равно как сохраняет без изменения нынешнее руководящее положение Коммунистической партии СССР». (Сталин И.В. Соч. Т. 14. С. 136).

После смерти Сталина в КПСС руководители партии отказались от диктатуры пролетариата.

На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС в антипартийности была обвинена группа Г.М.Маленкова, Л.М.Кагановича, В.М.Молотова. В частности, Маленкову главным редактором газеты «Правда» был поставлен в вину выдвинутый им тезис, что в СССР «подменяется диктатура пролетариата диктатурой партии». (См.: Баландин Р.К. Последний год Сталина. — М., 2019. С. 257). На XXI съезде в 1959 году Н.С.Хрущёв заявил, что «социализм одержал в нашей стране полную и окончательную победу… В мире нет таких сил, которые смогли бы восстановить капитализм в нашей стране». (См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК (1898—1986). Т. 9. С. 310). На XXII съезде

в 1961 году Хрущёв в этом отношении пошел ещё дальше, заявив «о перерастании государства диктатуры рабочего класса в общенародное государство». (XXII съезд КПСС. Стенографический отчет. Т. 1. — М., 1962. С. 209). Диктатура пролетариата понималась, прежде всего, как насилие. Отсюда вывод Хрущёва: «Естественно, что, когда социализм победил в нашей стране полностью и окончательно и мы вступили в период развернутого строительства коммунизма, исчезли условия, которые вызывали необходимость в диктатуре пролетариата, её внутренние задачи выполнены». (Там же. С. 210).

Этот вывод Хрущёва противоречил сталинскому пониманию диктатуры пролетариата. Заявление Хрущёва, в рамках всей его работы

по десталинизации, означало отход от марксизма-ленинизма, реализацию на практике троцкистско-зиновьевских взглядов, отождествляющих диктатуру пролетариата с руководящей ролью коммунистической партии. Таким образом, левая «фраза» открыла путь к буржуазно-бюрократической контрреволюции М.С.Горбачёва.

Некоторые выводы из данной статьи:

1. Как показывает история, игнорирование марксистско-ленинской науки, законов классовой борьбы жестоко мстит за себя. «Общенародного, классово-неполитизированного государства не было и быть

не может». (Зеленов Л.А., Владимиров А.А. 2020 — год великих юбилеев: Ф. Энгельс и В.И.Ленин. — Н.Новгород, 2019. С. 111).

2. Установление диктатуры пролетариата, успешное строительство социализма невозможно без партии нового типа. В свою очередь, все

успехи и завоевания социализма при Сталине были обусловлены реализацией на практике марксистско-ленинского, сталинского положения

о диктатуре пролетариата. Это показала вся советская история XX века.

3. Сталина обвиняют за репрессии, за создание ГУЛАГа. Фактически это обвинение в том, что в СССР в годы правления Сталина была диктатура пролетариата. Но как понимали и понимают диктатуру пролетариата критики Сталина? «Знают ли вообще эти господа, что такое диктатура пролетариата?». (Сталин). Все обвинения Сталина со стороны его противников — не более чем «крокодиловы слёзы». Посмотрите, что сделали либеральные «реформаторы» со страной за последнюю четверть века, какому насилию подвергся трудовой народ России в интересах тех, кто присвоил себе народное достояние. Поэтому очевидно, Сталина ненавидят его противники именно за то, что он осуществлял диктатуру пролетариата, тем самым воплощал решительно в жизнь волю и интересы трудового народа. Сталина ненавидят за то, что в его эпоху именно человек труда был мерилом всех ценностей.

4. Никогда ещё в истории классовая борьба не захватывала такие самые разные сферы жизни общества, не принимала таких разных форм и не достигала такой остроты, как в Советском государстве с 1917 года до второй половины 1930-х годов. При этом вся острота и многовекторность борьбы проявлялась в правящей партии как борьба большевизма против оппортунизма в социалистическом строительстве. После Сталина, при Хрущёве реабилитировали антибольшевизм в партии, затем горбачёвско-яковлевская комиссия реабилитировала тех, кто, якобы, не боролся против Советской власти, а Б.Н.Ельцин и его последователи реабилитировали именно боровшихся против Советской власти. Оценивая этот политический процесс, следует признать, что всё это было продолжением противостояния в партии большевизма и меньшевизма, «борьбы буржуазной контрреволюции против свергнутого социалистического строя». (Залесский А.И. И.В.Сталин и коварство его политических противников. Книга вторая: Правовая защита безопасности Советского государства. — Минск, 2002. С. 454).

5. В современной России среди сторонников социализма есть порой сущностное недопонимание диктатуры пролетариата. Так, один из товарищей в своей статье в разделе «Глубинная сущность социализма», перечислив ряд основных постулатов и лозунгов, на которых держится «марксистско-ленинский социализм», пишет: «Я их сторонник, за исключением одного… Сегодня я полагаю, что должна быть не диктатура пролетариата, а диктатура народа, гражданского общества». (Улики

№ 125 // Советская Россия, 14 марта 2019 г.). В 1920 году в журнале «Коммунистический Интернационал» Ленин ответил на вопрос, почему должна быть диктатура революционного народа, а не всего народа. (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 383). Ленин подчёркивал, что диктатуру осуществляет не весь народ, а только революционный народ, нисколько не боящийся, однако, всего народа, привлекающий охотно весь народ к участию не только в управлении государством,

но и во власти, и к участию в самом устройстве государства.

6. У коммунистов — марксистов-ленинцев есть чёткий критерий для единства мысли и действий оставленный нам классиками: «отрицание частной собственности во всех её видах». В противном случае мы получаем признание социальной несправедливости в виде эксплуатации и наёмного труда. (См.: Зеленов Л.А. Уроки истории (к 100-летию Октября). — Н.Новгород, 2015. С. 39). У коммунистов есть и другой не менее чёткий научный и апробированный практикой социалистического строительства в СССР критерий: необходимость диктатуры пролетариата.

В противном случае — неудачи и поражения.

7. Автор данной статьи полностью разделяет предложение учёного-марксиста В.В.Трушкова: «Решительно настаиваю, что в сегодняшней Программе КПРФ положение о диктатуре пролетариата как способе преодоления диктатуры буржуазии должно обязательно присутствовать,

а после преодоления реставрации капитализма диктатура пролетариата должна безоговорочно стать принципом и инструментом возрождённого функционирования Советского государства». (Трушков В.В. Неизвестная Программа ВКП(б). — М., 2018. С. 11).

 

 

Похожие новости

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments