Сергей Обухов: «Про протестный электорат, границы политических
договоренностей и о том, «кто, если не Путин?»

О прошедших президентских выборах. Харитонов был замечательным кандидатом! И в 2004-м, и в 2024-м. Просто выборы 2004 и 2024 года — это разные выборы. В 2004 году Владимир Владимирович Путин был на пике популярности, в определенной степени существовал консенсус по поводу того, что он справился со своим первым сроком, а второй срок — завершающий, и надо дать ему возможность этот этап пройти. Оппонировать ему удалось только Харитонову, ни Глазьеву, ни Хакамаде с Мироновым это не удалось. В 2024-м ситуация совершенно иная. Это — были выборы Верховного главнокомандующего в условиях военных действий. Поэтому, как вы понимаете, никаких выборов в прежнем понимании быть не могло. Кому-то удобнее называть это референдумом. Кому-то — назначением с элементами голосования. Но мы все понимаем, что это не обычные выборы, а специальная выборная операция в условиях гибридной войны против России!
И при всех изначальных разговорах о том, что Запад не признает итоги выборов в России, — Запад де-факто их признал. Это в условиях глобального противостояния дорогого стоит. Я бы на этом закрыл тему об итогах минувшего электорального мероприятия. Добавлю только, что Путин в рамках этих выборов решал свои задачи, КПРФ — свои.

Выборные задачи, которые решила КПРФ. Любая партия помимо агитации за кандидатов должна
заниматься пропагандой. Мы вовсю использовали государственные ресурсы для пропаганды своей позиции и программы. Когда мы начинали агитацию, антикапиталистический лозунг Харитонова одобряли около
15% опрошенных — закончили мы по социологии (даже не нашей!) с 40 процентами одобрения и внимания к лозунгу. Это очень хороший результат. По сути дела, за государственный счет мы не просто внесли в общество антикапиталистическую риторику, но поставили вопрос: куда развиваться стране?

О характере нынешней власти. Я лично воспринимаю современную российскую власть как победившую Октябрь Февральскую революцию, наследников «февралистов». С одной стороны, допускаются красные знамена и социалистическая риторика, с другой — всепожирающая олигархия и угодный Западу либерализм. Правда, «февралисты» в 1917 году доказали свою несостоятельность, и после Февраля и фактически краха государственности, до которого довели либералы, была Октябрьская революция. Но посмотрим, как на нынешнем этапе истории «февралисты» будут отвечать на вызовы, на которые не смогли ответить в 1917-м. А страна — перед теми же вызовами и перед угрозой потери государственности.

Про границы договоренностей партии власти и оппозиции. Владимир Ильич Ленин тоже занимался политическими договоренностями. Если мы вспомним, после корниловского мятежа в августе 1917 года Ленин де-факто договорился с Керенским, и они вместе воюют против Корнилова, его мятежа. Благодаря этому и произошла осенью большевизация Советов в крупных городах, что позволило перетянуть власть от Временного правительства к Советам, ранее не желавшим ее брать. Весь вопрос в том, какие цели перед тобой во всевозможных договоренностях, видишь ли ты за ними перспективу, или они сиюминутны, конъюнктурны?

Одна из тактических целей КПРФ сегодня: в условиях специальной военной операции, реальных ограничений оппозиционной политической деятельности — сохранить структуру и создать возможности для дальнейшей легальной активной работы партии.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
comments powered by HyperComments

от kprf_admin

Напишите нам